6 ноября 2020
Поделиться

В отсутствие стабильной институциональной поддержки художественная жизнь в регионах развивается стихийно и неравномерно, а чередование фаз активности и затухания ведет к катастрофической цикличности. Институт преемственности не успевает сформироваться и закрепиться, и участники каждого нового этапа, как правило, начинают с нуля, не имея возможности оттолкнуться от опыта предшественников.

 

В Перми одна из таких фаз активности пришлась на 1990-е годы. Первые частные галереи, абсурдистские акции ОДЕКАЛа, смелые жесты группы «Нехудожники» и концерты групп «Пагода» (лидер Андрей Гарсиа) и «Хмели-Сунели» (основатель Евгений Чичерин) были созвучны духу появившейся свободы. В 2000-е художественная жизнь города пошла на спад, хотя в ней и были яркие герои, такие как медиахудожник Сергей Тетерин. Следующий цикл развернулся в 2008–2013 годах, в период так называемой пермской культурной революции — масштабного политического проекта, который использовал культуру как драйвер изменений с целью превратить индустриальный город-миллионник в новую культурную столицу, привлекательную как для туризма, так и для бизнеса и инвестиций.

 

Однако пять лет амбициозного «пермского эксперимента» обернулись стремительным откатом. Начиная с лета 2013 года он был поэтапно свернут «сверху» — так же, как и был инициирован. Стали закрываться выставки, отменялись знаковые фестивали и события. Формальным поводом послужил скандал вокруг проекта Василия Слонова WELCOME TO SOCHI 2014, представленного в рамках фестиваля «Белые ночи в Перми 2013». Марат Гельман, один из главных идеологов пермского культурного проекта, был уволен с поста директора Музея современного искусства PERMM — институции, определявшей себя как флагман изменений. Закрылась городская программа паблик-арта: «красные человечки» с улиц переместились на склад.

[Критический обзор Ивана Колпакова по следам «пермской революции». Интервью с Василием Слоновым о закрытии его персональной выставки в Перми.]

Статья Ивана Козлова «По следам “Красных человечков”» из буклета к выставке арт-группы Pprofessors + friends «Авокадо, или Конструктор идентичности»


2014 год стал непростым для художественной жизни Перми — это было время ломки и перестройки, разочарований и новых начинаний. Событийный вакуум и общая фрустрация, спровоцированная форсированным свертыванием культурного проекта, сработала катализатором новых процессов. Однако инициативы «снизу» появились не сразу: около года культурная жизнь города находилась в болезненном анабиозе. И только к концу 2014-го художественное сообщество смогло найти силы и заявить о себе в публичном пространстве: одни за другими в Перми стали открываться независимые выставочные площадки и альтернативные фестивали. На фоне общих разочарований, миграции друзей и знакомых, многие приняли простую установку: «Мы здесь, значит, надо что-то делать». 

 

В то же время «пермская культурная революция» все-таки сильно повлияла на город. И хотя принципиальные проблемы края не были решены, в нем появился первый за пределами Москвы и Петербурга музей современного искусства, ощутимо поднялся профессиональный уровень художников и работников культуры и, главное, сформировалась живая и открытая новому аудитория. 

Однако в момент кризиса местные институции не смогли компенсировать нехватку крупных культурных событий, таких как мегафестивали «Белые ночи» или «Живая Пермь», аккумулировавших вокруг себя множество самостоятельных инициатив. Это повлекло за собой дробление художественного сообщества на малые группы по принципу общих ценностей и интересов: вскоре эти группы стали дистанцироваться друг от друга и проводить события скорее для себя и ближнего круга.


2014–2019 годы могут считаться периодом расцвета художественных самоорганизаций в Перми: за это время в городе одна за другой появилось четыре инициативы.

 
Первым в конце 2014 года открылся Центр современной культуры «Дом грузчика», через пару дней скромно переименованный в Лабораторию современного искусства. Мастерская «Дома грузчика», совмещенная с выставочным пространством, располагалась на первом этаже памятника архитектуры 1930-х, — отсюда самоорганизация и получила свое название. 

 

История «Дома грузчика» началась с того, что зима вынудила трех друзей — уличных художников Алексея Щигалева, Максима Чёрного и Алексея Илькаева (Sad Face) — искать новую мастерскую, так как предыдущая, несколько лет находившаяся в Пермской Арт-резиденции, за лето покрылась ядовитым грибком и работать в ней стало невозможно. При содействии куратора Арт-резиденции, пермского художника Юрия Лапшина, в ней прошли первые выставки Щигалева, Чёрного и Илькаева, связанные с перформативными практиками и опытами с живописью. Так стихия уличного искусства искала способы взаимодействия с новым для них галерейным пространством.


За время поиска нового пространства Алексей Щигалев съездил в Петербург, где познакомился с независимыми пространствами, в том числе с организованными художниками арт-центром «Пушкинская, 10» и Базой «Север-7».
 

Вдохновившись новым опытом, он предложил друзьям создать нечто близкое по духу и принципам организации в Перми. От идеи до воплощения прошло буквально несколько дней. Первая выставка прошла как уютный дружеский квартирник со шпалерной развеской, на которой были представлены работы сооснователей галереи. 


Около года «Дом грузчика» жил в очень динамичном режиме: выставки открывались один-два раза в месяц. Как правило, это были небольшие персональные проекты художников-единомышленников из Перми и ближайших городов. 

В 2015 году с приходом кураторок Анастасии Улановой, Натальи Чарахчан и Марины Пугиной выставочная динамика снизилась, уступив место более вдумчивому, экспериментальному подходу в работе с материалами и пространством.

Выставка [3 5 8] на сайте Сети архивов российского искусства



[Выставка «Карта и территория» на сайте Сети архивов российского искусства.]

 

За три года в лаборатории прошло более 60 событий, что свидетельствует о важности места для локального художественного сообщества. Формат лаборатории раскрепощал: давал свободу экспериментам и творческому взаимодействию. Для молодых пермских художников «Дом грузчика» стал своего рода школой: многие из них провели в нем свои первые персональные выставки: Григорий Таур, Елена Рэмбо, Слава Триптих (Нестеров), Александр Кошелев и др.

 

Первая персональная выставка Елены Рэмбо «Ощущение тела» на сайте Сети архивов российского искусства

 

В январе 2018 года резиденты «Дома грузчика» совместно с саратовской самоорганизацией ИМХО провели последнюю выставку, которая была посвящена художественному переосмыслению коммунального быта. Это была самая крупная выставка в истории Лаборатории — на ней было представлено восемь проектов из Саратова и восемнадцать из Перми. Работы тотально заполнили пространство лаборатории — и даже проникли в туалет. 


Именно в «Доме грузчика» зародилась традиция ежегодных первоапрельских выставок Кирилла Креста, которая продолжается до сих пор. В 2019 году у Кирилла прошла четвертая персональная выставка на крыше галереи Perm One.

Первая выставка Кирилла Креста «Расписание в Доме грузчика» на сайте Сети архивов российского искусства



Однако за три года формат лаборатории себя исчерпал, и сейчас ее основатели занимаются индивидуальными проектами: Алексей Щигалев в Москве, Алексей Илькаев в Краснодаре, а Максим Чёрный — в Берлине.

 

В 2015 году на базе магазина для граффити и стрит-арта Plus Market открылась одноименная галерея «Плюс». Ее идеологом стал уличный художник Вячеслав Мофф (Moff), вокруг которого объединились Никита Классен (Klassen), Юлия Столбова, Алексей Бэст (Best), Борис Гулливер (Guliver) и Илья Протасов. В галерее около года проходили выставки и мастер-классы, ориентированные преимущественно на местное граффити-сообщество и охватившие практически все направления уличной культуры — от музыки и танцев до скетчинга и фристайл-джемов. 

 

Каждый месяц проходил SKETCH DAY, в хорошую погоду художники собирались на джемы и расписывали под музыку заранее согласованный забор; дважды проходил фестиваль Graffuturo, посвященный граффити будущего. В начале 2017 года галерея закрылась: содержать большое помещение в центре города даже при поддержке магазина оказалось нерентабельным. Вскоре магазин переехал в крохотное пространство, а выставочную деятельность художники перенаправили на внешние площадки.

 

В марте 2017 года по инициативе Антона Жуланова возникло арт-пространство «ЮНИТИ». Как и в случае «Дома грузчика», организаторы совмещали формат галереи и мастерской. За недолгое время работы в нем прошло несколько выставок, в том числе персональные проекты граффити-художника Бориса Гулливера и тогда еще начинающей перформансистки Елены Рэмбо. 

 

Михаил Сурков, пермский художник, куратор и культуртрегер, после ухода из Музея PERMM (на тот момент располагавшегося в здании речного вокзала «Пермь-1»), запустил проект PERM ONE, идея которого возникла еще в 2012 году с подачи Николая Новичкова, экс-министра культуры Пермского края. Целью проекта было проверить на практике, можно ли «жить на лайки»: то есть организовать полноценную работу внутри художественного сообщества, оставаясь вне существующей экономической системы. Презентация проекта прошла в декабре 2013 года на выставке Ивана Лукиных «Гигерреализм». Тогда в гараже на улице Горького, д. 22, состоялась первая тестовая продажа работ художников за «лайки», валюту сообщества PERM ONE. После презентации проекта гараж стал его базой.


С 2014-го по 2019 год в небольшом пространстве двух соседних гаражей проходили выставки, акции, перформансы и презентации проектов, работали художники. Сайт проекта гласит: «PERM ONE PROJECT» посвящен созданию инструментов для практической реализации идей, предложений и проектов, возникающих внутри сообщества заинтересованных в современном искусстве людей во всем мире». Несмотря на полуофициальный характер работы, ориентированный скорее на узкий круг единомышленников, PERM ONE был полноценным участником художественной жизни и принимал участие в ежегодной акции «Ночь музеев» и параллельной программе Уральской индустриальной биеннале. В 2019 году здесь прошла четвертая ежегодная выставка Кирилла Креста и первая персональная выставка художницы-феминистки Веры Плеховой. Площадка вынуждено закрылась в конце 2019 года в связи со сносом гаражей, но продолжила работу как идея в формате онлайн-платформы.

Новые форматы самоорганизаций не стремятся обрести постоянное место, четкие границы и обозримый круг участников. По сравнению с предшественниками они более мобильны, открыты и гибки, но в то же время и более неустойчивы.

Примерами таких новых форм можно назвать музыкальный DIY-фестиваль «ТНГ», задуманный группировкой «ТИХО!» как альтернативная площадка для себя и близких по духу уральцев, которые по каким-то причинам не находят для себя места на официальных площадках города, или «дачные резиденции горнозаводского направления», инициированные группой пермских художников, с августа 2019 года проходящие в формате коллективного путешествия по летним домам художников — от участников не требуется создания предметов искусства, сам проект существует как произведение в своем становлении.

 

[Заглавное фото: Алексей Щигалев. Самоорганизация на пальцах. Автор: Марина Пугина. Пермь. Дом грузчика. 2016.]
 

Рассылка
Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости